Спарта - Персия
Вернуться на главную

Спартанцы

 

Мне снился сон: на звёздном небе – нарды,

А на земле  - пурпурная заря.

Два Воинства: одно идёт от Спарты,

Другое – от персидского царя.

Персидский царь задумчив. Он в тревоге:

На суше – войско, а на море – флот.

За Грецией стоят Олимпа Боги.

Ну, а кому в итоге повезёт?!

Вдруг, в глубине, где высятся колонны,

В огне проделав молнией дугу,

Возник Дракон, поправ земли законы, 

И говорит царю: «Я помогу!»

Царь помолчал. Дракон, он сам опасен.

Но знают все сегодня, знали встарь:

Дракон всегда вблизи царя и власти.

…И фишку двинул всемогущий царь.

 

На небе звёздный круг пришёл в движенье…

Спартанский царь – его кольнуло в грудь –

Шепнул: «Уж лучше смерть, чем униженье!»

И до утра уже не смог уснуть.

А утром, под окном, запела птаха,

Мелодией заполнила чертог.

И видит царь: большая черепаха

Возникла, словно марево, у ног.

Царь Леонид взял черепаху в руки,

Стал ею любоваться от души.

И, вдруг, услышал вкрадчивые звуки:

«Не торопись, мой царь, и не спеши!

Не только сильный побеждает в битве –

А тот, кто мыслит, совершая шаг.

Так обратись же, царь, к Богам в молитве!

И будет посрамлён могучий враг!»

На Небе звёзды яркие мигали,

Как цифры проступали свысока.

Сон нёс меня в заоблачные дали,

Где Космос, как игральная доска.

Какой же ход замыслишь ты сегодня?!

Какая фишка двинется вперёд?!

Твой замысел и замысел Господний,

Он разминётся или совпадёт?!

Мигали цифры, а душа стенала,

Душа стремилась горнее познать…

А на Земле  - почти всё из металла,

А на Земле – идёт за ратью рать.

Царь Леонид готовится к сраженью, 

/Сраженье  - бой, а не слепая месть/

Он видит Фермопильское ущелье

И властным жестом указует: «Здесь!»

Прекрасный ход! Великий полководец!

Вода и горы. Ни души окрест.

Здесь будет бой, который мир запомнит!

В смятенье персы и в смятенье Ксеркс.

Копьё и меч. Построена фаланга.

Эллада, Спарта в звенья сплетены.

Плечо к плечу. К ним не подступишь с фланга.

Стоят бойцы подобием стены.

Пытаются пробить фалангу персы.

Ксеркс смотрит издали. Рукой сжимает трон.

Но, тщетно, тщетно! Он не будет первым –

Его войска несут большой урон.

Какой позор! Великая армада

Монеткой маленькой свергается под трон.

Олимпа Боги! Может так и надо!

И вскрикнул Ксеркс: «Ну, где же ты, Дракон?!»

«Я здесь, мой царь! Тебя я не покину!

Я помогу, как раньше обещал. 

Ты бьёшь в лицо – ударить нужно в спину.

Готовься, царь! Дарю тебе кинжал.

И в воздухе, как будто ниоткуда,

Портал открылся, расступилась мгла,

Из щели, как змея, как чудо-юдо,

Возник кинжал, чтоб бить из-за угла.

Смутился Ксеркс. В груди забилось сердце.

Вот ключ спасенья – тоненькая нить!

/Тут знак на Небе – солнце быстро село/

Взять подлый нож? А, может, не спешить?

Быть иль не быть с Драконом соглашенью?!

Лишь два пути – решение внутри.

Как и в игре – одно твоё решенье.

Дракон дал в руку нож царю: «Бери!»

Кинжал в руках. Опять смешались звёзды.

Назад нельзя – опасный сделан ход.

И отступать ему, владыке, поздно.

Ксеркс прошептал, как выдавил: «Вперёд!»

И в тот же миг к царю заходят слуги

И пленника трусливого ведут.

Тот на колени падает в испуге.

А Ксеркс готов свершить суровый суд:

«Презренный раб, скажи, чего ты хочешь!

Целуй, презренный, царскую стопу!

И пискнул тихо раб под общий хохот:

«Я укажу секретную тропу,

Тропу в горах, известную лишь старцам.

Я проведу вас. Будет ночь светла.

Ты выйдешь в тыл к заносчивым спартанцам – 

И нанесёшь удар из-за угла!»

 

Дракон. Кинжал. А что же черепаха?!

Что медлит и на помощь не идёт?

Ведь очевидно: вот топор, вот плаха!

Спартанцев-то чуть более трёхсот.

Царь Леонид узнал об окруженье,

Узнал, что враг берёт его в кольцо.

Но, тот, кто Воин – для него Служенье

Ни звук пустой, ни лёгкое словцо. 

Лишь только трус теряется от страха.

Герой же вечно с Небом говорит.

Вот тут и появилась Черепаха,

Точнее -  в Небе огненный болид:

«Ты не погибнешь! Ты герой Эллады!

Тебя ждёт Небо. Новые мечты.

Готов ли ты?!»

- Готов! И, если надо,

Пойду на смерть! Не сомневайся ты!»

Такой, вот, ход! Во сне ли вижу нарды?!

Фигурки. Бой. Расчерчены поля.

А, может, ты и я в глубинах Спарты?  

И Леонид, он тоже – ты и я?!

Земля и Небо скованы  Судьбою,

Судьбой  одной и общею для всех.

Ты на Земле, ты очень горд собою.

Но, может, это временный успех?!

На Небе, там другая режиссура!

Там Судия – он справедлив и строг.

И на Земле раздутая фигура,

На Небе – пшик! Таков её итог.

Живи и думай. Думай о Небесном.

Как там тебя воспримут и поймут?

Не все загадки спрятаны в телесном.

Помимо тела – есть духовный Труд.

 

Царь Леонид смотрел в ночное небо

И жизнь свою неспешно вспоминал:

Вот девушка его целует нежно –

Жена его, его родной причал.

А, вот, уже сыночек подрастает.

В его руках блестит короткий меч.

А почему? В том истина простая –

Сын должен с детства Родину беречь!

Какое Небо! Сколько в нём излучин,

Лугов Небесных, светлых звёздных рек!

Вот – пеший воин, вот – отважный лучник.

Наверно Небо – это Человек!

И тут услышал царь любимый голос -

Его жена. О, звёздные поля!

Любимая моя! Моя родная Горго!

И голос отвечает: «Это я!»

И видит царь: его жена, подруга,

В потоке Света прямо перед ним,

В её глазах – любовь, и нет испуга:

«Любимый мой, Богами ты храним!

Я так горда, что ты Небес избранник,

Что ты не трус, что ты не отступил.

Ты славу обретёшь на поле брани.

Нет на земле таких коварных сил,

Чтоб затемнить твою мужскую душу,

Чтоб переплавить огненный металл,

Чтоб воин стал, как раб презренный думать,

Как раб, который родину предал.

Вас предал Эфиальт! Гудит Эллада!

Предатель канет демоном в ночи.

А вам, бойцам – бессмертие в награду!

Я ухожу! Любимый мой, молчи!» 

И покатилась звёздочка ночная.

И прямо в душу - к мужу и отцу.

Но мы в Игре! И истово играя,

Мы в чём-то уподобились Творцу.

Сегодня бой. Спартанцев всего триста.

Десятки тысяч персов против них.

Но мы -  в Игре! Мы там, где войско. Тише!

Спартанцы в бой идут. Высокий штрих!

Поверх доспехов красные накидки,

Поверх доспехов красные плащи.

Идут на смерть, скажи – пойдут на пытки!

А мы с тобой?! Ответа не ищи!

Земля и Небо. Дерево ветвисто.

И ветки как-то, вдруг, переплелись.

Лавины персов! А спартанцев – триста!

И круг всё уже. Друг-игрок, молись!

Царь Леонид не прячется. Он первый.

А рядом с ним феспиец-Дифирамб.

И отступают, нервничают персы.

Спартанец волен. Он в душе не раб.

Спартанцы в бой идут отважно, смело.

Их так учили, в этом их удел.

И, вдруг, над ними небо потемнело:

Летят по небу тучи вражьих стрел.

Летит-жужжит стрела над полем боя.

Летит-жужжит железная пчела.

Вы помните сравнение другое?

Вот так кинжал разит из-за угла.

Редеет строй. Но падают без страха

Бойцы-спартанцы. Ксеркс воссел на трон.

…Над полем боя в Небе Черепаха.

Над полем боя Огненный Дракон.

Стихает бой. И кровь бежит по полю…

И слышит голос Горго Леонид:

«Любимый, я люблю тебя, запомни!»

И в этот миг стрела к нему летит. 

И видит царь: рассеялась угроза,

Он там, внизу, и меч в его руках.

А в Небо поднимает его Роза –

Бутон-Души на белых лепестках.

А рядом Горго, милая, родная.

А рядом с ними малолетний сын.

И всюду Свет от края и до края.

И он, как раньше, Царь и Властелин!

Нет в этом мире подлости и страха.

Здесь Дружба, Верность и Любовь – Закон!

Здесь Солнце утром катит Черепаха.

Здесь звёзды ночью двигает дракон.

 

И видит Леонид – такое дело –

Как будто бы он в звёздном шалаше.

Он раньше видел этот мир из тела –

Теперь весь этот мир в его душе.

Он раньше видел то, что возникает

В кругу земном: смотри, рисуй, пиши!

А здесь он сам событья вызывает

Велением возвышенной души, -

Возвышенной, высокой, чуткой. Ибо –

Душе коварной, чёрной и пустой

Закрыт канал! Наложено то Иго,

Чтоб Космос не травить гнилой водой.

Крыло даётся нам лишь раз для взмаха,

Ступенькой малой, стартом для души.

…Права была когда-то Черепаха,

Когда царю сказала: «Не спеши!»

Душа бессмертна. Но небезразлична.

И обратился к Зевсу Леонид:

«Скажи, Зевс-Громовержец, я был лишним –

И вы меня подвинули с орбит?!»

Возникнул Зевс. С ним, рядом, Черепаха.

И так Зевс Леониду говорит:

«Сражался ты бесстрашно. Жил без страха.

И до сих пор ты не сошёл с орбит!

А вот, пройдоха-Ксеркс за всё заплатит.

Он будет в спальне через год убит

Своим охранником, почти что другом, кстати.

Но даже он, он не сойдёт с орбит.

Напрасно помогала ему Гера!

Напрасно помогал ему Дракон!

Ты триумфатор! Ты! Твоя премьера!

А Ксеркс непобедимый посрамлён.

Ну что, мой друг, во сне одно сраженье

Увидел я, со мною вместе – ты.

Миры, они – друг в друге отраженье.

Сон добавляет некие черты

Того, что происходит во Вселенной.

Но однозначно вымолвить «Вот так!»

Нельзя! Случайность, словно некий веник,

Сметает в Небе выверенный знак.

И остаётся то, что движет Судьбы,

Армады, Силы, Воинства, Полки…

А Небо? А Земля? А наши Судьи?

Они вне нас! МЫ Истине близки!

Судьба и Мы! Два полюса! Две карты!

А результат: снаружи и внутри.

Вот почему, когда играем в нарды,

Мы в чём-то и Солдаты и  Цари!

Убогий Эфиальт поверил Гере -

А голос свой безликим посчитал.

И где он?! Под землёй! В глухой пещере!

Презренный всеми! Вот его финал!

А Горго?! Нежность. Преданность без края

И голос свой за мужа подняла. 

Она – с царём! Они – в преддверье Рая!

Им ткёт ковёр Вселенская игла.

А Дифирабмб?! Он поле не покинул.

Он слушал сердце. И на том стоял.

Поём мы дифирамбы, словно гимны.

И Дифирамб, он включен, как Кристалл!

Ты в центре Мироздания! Ты Лира!

И в этом мы противники Судьбе.

Стол для игры – на нём почти пол мира!

Всё остальное, милый друг, в тебе!

Проснувшись утром, сил неясных полон,

Я захотел дополнить свой рассказ, -

Я приподнял тихонько Звёздный Полог,

Чтоб подсмотреть, а что же там сейчас.

И вижу: Леонид, а рядом – Горго!

Царь силою возвышенной души

Её призвал. О, как же она гордо

К нему прижалось! Как цветок в тиши!

А кто это стучится к Леониду?!

«Прости меня! Как брата позови!»

Так это ж Ксеркс, теперь смиренный с виду,

Как старый друг, соперник, визави.

Услышал царь стон старого солдата –

И вспыхнула в нём жалости искра.

И Ксеркса в дом впустил он, словно брата.

Что ж, предстоит им новая Игра!

 

На фоне Неба, там, в межзвёздной топке,

Где плавятся Галактики, Миры, -

Фигурки, фишки – мы в одной коробке –

Лежим и дремлем, дремлем до поры.

Во сне по Мирозданью мы блуждаем,

И в самой дальней, тайной стороне

Мы о себе посланья оставляем:

«Здесь был такой-то»! Может, был во сне?

А, может, был в другой Небесной яви –

С командой на межзвёздном корабле?

И ниже – подпись. Чья она, неясно?

Расплывчаты каракули во мгле.

Но это мы! Доподлинно известно!

В коробке крышка – это Небосвод!

А крышку открывает сама Вечность!

Ты слышишь, говорит она: «Твой ход»!

© 2019. Лаборатория интеллектуальных игр. Все права защищены.
Switch language to English